Оставить заявку
26.12.2018
Евгений Мандрашов

Последствия непроявления российским налогоплательщиком «должной осмотрительности» в отношении выбора иностранных контрагентов.

  • Налогоплательщик (ООО «ГалоПолимер Кирово-Чепецк») — крупнейший в России производитель фторопластов (»70% рынка) и единственный производитель специальных марок фторкаучуков, фторопластовых суспензий, фторированных жидкостей и смазок;
  • Номер дела: А50-16961/2017;
  • Предмет спора: каковы последствия взаимодействия с иностранной компанией – «однодневкой»?
  • Хронология рассмотрения дела: Президиумом Верховного Суда РФ судебные акты нижестоящих судов, вынесенные в пользу налогового органа, оставлены в силе;
  • Последняя инстанция: Президиум Верховного Суда РФ (определение об отказе в передаче надзорной жалобы на рассмотрение в Президиум ВС РФ).

Фактические обстоятельства

  • В марте 2011 года между налогоплательщиком и канадской компанией CIean Development Investment S.A. (далее – «CDI») заключены договоры на оказание консультационных услуг (развитие «проекта по созданию, детерминации и продаже углеродных активов, предполагающие оценку потенциала сокращения выбросов, разработку концепции и основные принципы проекта сокращения выбросов» и т.п.);
  • В 2012 году налогоплательщиком (далее – «ООО») в адрес компании CDI были перечислены денежные средства в размере около 130 млн рублей.
  • Из Канады получены сведения, что CDI не могла оказать услуги, т.к.:
    • использует т.н. «почтовый» адрес, где зарегистрированы многие другие организации;
    • не имеет собственных активов и доходов;
    • подает «нулевые» декларации, не отражая доход, полученный из России;
    • была создана за два месяца до заключения договора об оказании услуг;
    • пользуется услугами «номинального» директора, который в ходе опроса отрицал свою причастность к хозяйственной деятельности данной организации.

Позиция налогового органа:

  • Т.к. информация о деятельности CDI, полученная из Канады, свидетельствует о том, что услуги не могли быть оказаны фактически – расходы по ним не могут быть признаны экономически обоснованными;
  • При отсутствии иных доказательств, объясняющих правовую природу платежа в пользу CDI, такой платеж должен быть признан «пассивной» выплатой дохода (должен облагаться по ставке 20% в РФ), т.к. является:
    • безвозмездной выплатой (оплатой без встречных услуг) вне всякой связи с предпринимательской деятельностью CDI в России;
    • частью имущества (капитала) российского общества, распределенного в пользу иностранной компании с ведома российской организации.

Позиция налогоплательщика:

  • У налогоплательщика отсутствовала обязанность по удержанию и уплате налога в связи с тем, что, согласно положениям ст. 310 НК РФ и ст. 7 СОИДН между Канадой и Россией, прибыль от (активной) предпринимательской деятельности в виде оказания услуг, полученная канадской компанией, подлежит налогообложению только в Канаде.
  • Налоговый орган не доказал связь между налогоплательщиком и его недобросовестным контрагентом, т.к. не исследовал дальнейшее движение средств от канадского контрагента; 
  • Ошибка в выборе контрагента (CDI), неспособного оказать услуги по соответствующему договору, была совершена без умысла, имеет «случайный» характер в деятельности ООО. ООО обратилось в канадский суд в связи с неисполнением обязательств контрагента по договору, при этом канадский суд принял решение в пользу ООО (ответчик CDI не явился в суд).

Выводы Президиума Верховного Суда Российской Федерации:

  • ООО должно было знать (стремиться знать) о возможности или невозможности своего иностранного контрагента оказать услуги. Явная неспособность выбранного контрагента оказать услуги, требующие высокой квалификации и узкоспециализированных знаний сотрудников, сама по себе свидетельствует о недобросовестности ООО как налогоплательщика и налогового агента в России.
  • Было доказано, что выплаченное ООО вознаграждение CDI — это т.н. безвозмездный «пассивный» доход, облагаемый в РФ. Сказанное верно, как по общим правилам НК РФ, так и в порядке п.  2 статьи 21 СОИДН между РФ и Канадой, согласно которому все «другие доходы» (не упомянутые в предыдущих статьях СОИДН) могут облагаться налогами в том государстве, из источников в котором они возникают (т.е. в России).

    Комментарий: Вывод Верховного Суда РФ, сформулированный в Деле ООО «ГалоПолимер Кирово-Чепецк», о том, что вознаграждение иностранного лица, выплаченное при отсутствии реального оказания такой компанией услуг, подлежит обложению у источника выплат в РФ в качестве дохода от отчуждения «иного имущества», уже нашел своё отражение, в том числе и в ряде других дел, например, в Решение АС Владимирской области от 12.09.2018 по делу № А11-11199/2017 (по агентским услугам иностранной компании за поиск контрагентов, отношения с которыми у российского налогоплательщика уже фактически сложились на момент заключения агентского договора).

  • Факт открытия ООО судебного спора в Канаде не имеет значения в данном случае, т.к. не доказывает, что налогоплательщик стремился, в действительности, вернуть деньги или имеет реальные перспективы такого возврата. Иными словами, единственной целью ООО ведения судебного производства в Канаде было создание видимости «экономической обоснованности».
  • Выяснение обстоятельств дальнейшего движения денежных средств от канадской компании, как и личность реального получателя дохода, не имеет значения с точки зрения привлечения к ответственности ООО, поскольку никаким образом не коррелирует с обязанностью налогового агента удержать налог с безвозмездной выплаты дохода.

Что это значит для Вас?

  1. Понятия «должной осмотрительности» при выборе контрагента в полной мере применимы как к выбору российских, так и к выбору иностранных партнёров. Настоятельно рекомендуется запрашивать у иностранных партнеров, как минимум:
    • данные об адресе / аренде офиса, сотрудниках или иных лицах, занятых в оказании услуг;
    • налоговый номер и сведения об уплачиваемых налогах / подаваемой отчетности;
    • данные о директоре (желательно взаимодействие с ним хотя бы удаленно),
    • а также убедиться в наличии у них сайта, контактного телефона и состояния в публичных реестрах (если они предусмотрены в юрисдикции).
  2. К рискам оспаривания российским налоговым органом расходов по налогу на прибыль (20%) в таких случаях добавляется и риск доначисления налога в связи с неисполнением обязанностей налогового агента по исчислению и удержанию налога у источника (20%).
  3. Наиболее уязвима позиция именно по услугам (ввиду отсутствия у них по определению физического результата). Налогоплательщику не стоит полагаться только лишь на документальное подтверждение оказанных услуг (наличия отчета(ов), заключений и пр.), поскольку наличие такого подтверждения в отрыве от экономической обоснованности может быть квалифицировано в качестве «создания формального документооборота», не подтверждающего должным образом факта оказания контрагентов услуг.

Материал подготовили: руководитель налоговой практики Кордюкова Наталья, ведущий юрист налоговой практики Мандрашов Евгений.

Об авторе:

Евгений Мандрашов,
Ведущий юрист

Компетенции:

  • Консультирование клиентов в отношении оптимальных с точки зрения налогообложения структур владения активами в РФ с использованием иностранных холдинговых компаний;
  • Подготовка юридических заключений и рекомендации по реструктурированию владений активами с учетом законодательства о контролируемых иностранных компаниях, исходя из индивидуальных особенностей анализируемой ситуации и конечных целей бенефициаров;
  • Осуществление расчета налоговых обязательств клиента;
  • Участие в различных налоговых проектах, в т.ч. проведение налогового анализа в целях осуществления предпродажного due dilligence, анализ договоров и подтверждающей документации на предмет наличия налоговых и правовых рисков.