Оставьте заявку

Оставить заявку
05.10.2015

В период когда вся юридическая и неюридическая общественность бурно обсуждала будущее вступление с силу с 01 октября 2015 г. изменений к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ от 26.10.2002 г.  (далее – Закон о банкротстве) о банкротстве граждан, тихо и без лишней помпы вступили в силу изменения к указанному Закону, касающиеся прав работников, перед которыми работодатель имеет задолженность по заработной плате.

Так сложилось, что до 29.09.2015 года, пока не вступили в силу изменения в Закон о банкротстве,  работники были наиболее незащищенной категорией кредиторов в делах о банкротстве должников – юридических лиц.

По старой редакции Закона о банкротстве работники имели право только избрать представителя их законных интересов при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, но какими-либо реальными рычагами воздействия на должника или арбитражного управляющего они не обладали. При этом размер задолженности перед работниками не имел никакого значения.  Такому представителю отводилась роль «свадебного генерала» на собраниях кредиторов: представитель работников мог присутствовать на собраниях кредиторов без права голоса по вопросам повестки дня, знакомиться с копиями документов. Отсутствие представителя работников на собрании кредиторов (комитете кредиторов) не только не препятствовало его проведению, но и молчаливо одобрялось кредиторами, должником и арбитражным управляющим.  А если нарушались интересы отдельного работника, например, по включению его требований во вторую очередь кредиторов, то работник самостоятельно пытался восстановить свои нарушенные права и законные интересы. Представитель работников мог участвовать только в урегулировании разногласий с арбитражным управляющим связанных с очередностью, составом и размером требований работников  о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам или общей суммы капитализированных платежей во внебюджетные фонды.

Нарушение прав работников должника начиналось практически сразу с того момента, когда должник принимал решение обратиться в суд с заявлением о банкротстве.

Закон о банкротстве предусматривает, что должник обязан приложить к заявлению о банкротстве копию протокола, в котором работники избрали своего представителя для участия в арбитражном процессе по банкротству работодателя. Но это требование обязательно только в случае, если такое собрание работников проводилось. Подвох заключается в том, что законодательно не установлена обязанность контролирующих должника лиц ставить в известность трудовой коллектив о том, что было принято решение о подаче в суд заявления о банкротстве. Таким образом, работники, не избравшие своего представителя до подачи заявления должника в суд, с самого начала исключались работодателем-должником из числа лиц, участвующих в арбитражном процессе. Наверно чтобы не мешали собственникам должника «реструктурировать» свой проблемный бизнес.

Тут надо указать еще на один нюанс, существовавший в старой редакции Закона о банкротстве: кредиторы по задолженности по заработной плате были работниками только до начала процедуры конкурсного производства, так как в соответствии со ст. 129 Закона о банкротстве последствием введения данной процедуры является уведомление работников о предстоящем расторжении трудовых договоров и увольнение работников. А теперь самое главное: понятие «бывший работник» старая редакция Закона о банкротстве не содержала! Таким образом, почти мифический представитель работников практически полностью исчезал из числа лиц, активно участвующих в процедуре банкротства должника.

Все это порождало большое количество нарушений прав работников-кредиторов при злоупотреблении правами должником или арбитражным управляющим, так как законодатель не предусмотрел право представителя работников на подачу в суд жалоб на действия (бездействие) арбитражного управляющего и заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, если они причинили ущерб кредиторам.

Итак, рассмотрим какие новеллы внес законодатель в наш многострадальный Закон о банкротстве в части прав работников должника.

1. Законодатель уточнил состав кредиторов и признал, что кредиторами являются не только действующие, но и бывшие работники должника.

2. Уточнен состав задолженности перед работниками. Теперь в него включается задолженность по выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору. Фактически это вся задолженность работодателя перед работником.

3. Представителя работников могут избирать не только действующие работники, но и бывшие работники должника.

4. Задолженность по выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, теперь является признаком несостоятельности (банкротства) и учитывается при рассмотрении обоснованности заявления должника о признании банкротом.

5. Установлен порядок определения задолженности по выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору:

  • задолженность, возникшая на дату подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом, подлежит включению во вторую очередь реестра требований кредиторов;
  • задолженность, возникшая после возбуждения дела о банкротстве, подлежит включению во вторую очередь текущих платежей.

6. Если должник оспаривает требования кредиторов-работников, то размер денежных обязательств, требований о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, определяется арбитражным судом в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве. Ранее такие разногласия рассматривались в судах общей юрисдикции.

7. Самая главная новелла – работники теперь наделены правом подачи заявления о банкротстве работодателя. Законодатель установил только одно условие для возникновения такого права – задолженность по оплате труда или выплате выходных пособий должна составлять более трех месяцев. При этом размер задолженности должен быть подтвержден решением суда, вступившим в законную силу. Однако размер этой задолженности законодатель прямо не ограничил, а только указал в Законе о банкротстве, что для возбуждения дела о банкротстве должника задолженность перед кредиторами должна составлять не менее трехсот тысяч рублей. Таким образом, имея на руках вступившее в силу решение суда о взыскании задолженности по оплате труда в размере более трехсот тысяч рублей, работник обращается в арбитражный суд с заявлением о банкротстве работодателя.

Какие неограниченные возможности это дает!!! Изменения в Закон о банкротстве от 29.12.2014 года, касающиеся запрета на выбор должником кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации арбитражных управляющих, казалось навсегда закрыли возможность должникам совершить «самострел» с «дружественным» арбитражным управляющим. Но, не прошло и года как «калитка» вновь приоткрылась: никто и ничто не мешает единоличному исполнительному органу (да, собственно, и участникам юридического лица) быть теми самыми кредиторами-работниками с требованиями по зарплате более трехсот тысяч рублей.

8. Новая редакция Закона о банкротстве предусмотрела процедуру созыва и проведения собрания работников, бывших работников должника и избрание представителя работников должника. Организация и проведение собрания работников, бывших работников должника осуществляются арбитражным управляющим. Данное собрание должно проводиться не позднее чем за пять рабочих дней до даты проведения собрания кредиторов. При этом собрание правомочно, если на нем присутствует более чем половина числа работников, бывших работников должника, известных на дату созыва такого собрания. Арбитражный управляющий обязан письменно уведомить всех известных работников должника о созыве собрания и опубликовать сообщение о собрании в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве, а в случае если число работников более ста он обязан опубликовать сообщение о собрании в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве и в официальном издании, определенном Правительством Российской Федерации (в настоящий момент таким изданием является еженедельное приложение к газете «КоммерсантЪ»).

9. Оплата услуг представителя должника осуществляется теперь за счет должника. Эта новелла позволит работникам более эффективно защищать свои права, выбирая в качестве своего представителя профессионального юриста или адвоката.

Специалисты гражданско-правового департамента Юридической фирмы «КЛИФФ» настоятельно рекомендуют избирать представителя работников при обращении в суд с заявлением о банкротстве должника, так как имеется правовая неопределенность в следующем вопросе: может ли работник самостоятельно участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве? Дело в том, что статья 34 Закона о банкротстве не упоминает работников и бывших работников в числе лиц, участвующих в деле о банкротстве должника, а статья 35 Закона предусматривает, что в арбитражном процессе по делу о банкротстве должника может участвовать только представитель работников должника. Работник, как самостоятельный субъект арбитражного процесса в Законе о банкротстве не предусмотрен, в связи с чем есть риск недопущения работника в процесс по рассмотрению обоснованности заявления о признании должника банкротом.

10. Представитель работников теперь имеет право на подачу заявления о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности в ходе конкурсного производства. Это хороший шанс работникам восстановить социальную справедливость, потрепав нервы бывшему директору или собственникам бизнеса.

11. Требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, включаются в реестр требований кредиторов арбитражным управляющим или реестродержателем по представлению арбитражного управляющего, а в случае оспаривания этих требований ― на основании судебного акта, устанавливающего состав и размер этих требований. Эта новелла, на наш взгляд дает более эффективную защиту прав работника и ограничивает произвол арбитражного управляющего по определению размера требований работника.

12. При санации должника теперь  учитываются все требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору.

13. Для целей подачи заявления о банкротстве работодателя работники, бывшие работники должника вправе объединить свои требования к должнику.

14. Если при рассмотрении обоснованности заявления кредитора-работника о ведении в отношении должника процедуры банкротства судом будет установлено отсутствие у должника средств, достаточных для погашения расходов при проведении процедуры банкротства, то эти расходы не могут быть возложены на заявителя-работника.

15. Изменен порядок удовлетворения требований работников-кредиторов, включенных  во вторую очередь реестра требований кредиторов.

Требования кредиторов второй очереди подлежат пропорциональному удовлетворению в следующем порядке:
в первую очередь ― требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, в размере не более чем тридцать тысяч рублей за каждый месяц на каждого человека;
во вторую очередь ― оставшиеся требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору;
в третью очередь ― требования о выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности.

16. Требования по выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору применяются также при банкротстве особых субъектов-должников: финансовых организаций, субъектов естественных монополий, крестьянского (фермерского) хозяйства.

Резюмируя выше изложенное, можно сделать следующие выводы:

Вывод №1. Предоставляя большой объем прав работникам должника, перед которыми имеется задолженность по выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, законодатель дает им очень эффективный инструмент для погашения задолженности. И если еще недавно очень широко использовался термин «корпоративный шантаж», то можно смело говорить о появлении понятия «трудовой шантаж»  - угроза банкротства работодателя по требованию работников с целью ускорения выплаты задолженности.

Вывод №2. Изменения в Закон о банкротстве в отношении прав работников и бывших работников должника имеют серьезные пробелы и требуют законодательной доработки по следующим направлениям:

  • определить размер задолженности перед работниками и бывшими работниками, при котором они имеют право на подачу заявления в банкротстве должника-работодателя. Сейчас этот размер приравнивается к общей норме о задолженности юридического лица в размере триста тысяч. По нашему мнению, для целей подачи заявления в суд и возбуждения дела о банкротстве размер  следует изменить в меньшую сторону. Например, можно установить, что для целей возбуждения дела о банкротстве должника-работодателя размер задолженности должен быть больше либо равен оплате труда работника за три месяца, в соответствии с трудовым договором.
  • установить, что к заявлению должника о банкротстве в обязательном порядке прикладывается протокол собрания работников и бывших работников, которым избирается представитель работников должника либо справка должника об отсутствии задолженности перед данной категорией кредиторов. Отсутствие протокола собрания работников или непроведение собрания работников перед подачей заявления должника о банкротстве, а также предоставление с суд недостоверных сведений об отсутствии задолженности по оплате труда и выпале выходных пособий, влечет для контролирующих должника лиц субсидиарную ответственность в размере непогашенных требований перед данной категорией кредиторов.
  • регламентировать права работников, подавших заявление о банкротстве должника-работодателя при рассмотрении судом обоснованности данного заявления. Таким образом, дать возможность работнику реализовать свои процессуальные права, как заявителю в деле о банкротстве должника.

Мы продолжим следить за новой процедурой признания должника банкротом по заявлению работника и представим свой обзор практики применения новых норм Закона о банкротстве.

Гладышев Дмитрий, Руководитель практики банкротства гражданско-правового департамента, Юридическая фирма «КЛИФФ»